Когда начинается лето - Рассказы Александра Петербурского
Ставроша - добрая газета для мальчиков и девочек

Интересно, когда начинается настоящее лето?

- Когда становится тепло! – заявила Рая!

Но тепло кругом уже давно, а вокруг всё весна и весна?..

- Когда возвращаются перелётные птички?..- сказала Галя, хотя сама вместе с нами видела возвратившихся грачей и снова занявших свой скворечник скворцов.

Да! Ласточки припоздали! Но, во-первых, у них в Африке могли остаться недоделанными какие-нибудь дела! Во-вторых, они могли просто заблудиться! А лето!..

- Лето… лето… лето…- пытаясь отыскать что-то в своей сумке, несколько раз повторила мама.

Ах, лето? Точно она не знает, но, наверное, когда с речки окончательно сойдёт лёд?..

Такая мама!.. Лёд сошёл ещё на прошлой неделе, и разве ледоход – это лето? Ледоход – это весна! Мы ещё в тот день с девочками строили запруду, и я, прямо в куртке, нечаянно села в грязь: разве мама не помнит? Сама же отмываться домой меня и загнала!

- Да?.. Скажите, пожалуйста, как бежит время! – продолжая думать неизвестно о чём, откликнулась мама.

- Да! – подтвердила я! И пусть нынешний ледоход сама я пропустила, зато как раз наш Саша ледоход рассмотрел  хорошо. Нарочно не подгадывал, специально не ждал! А только когда на речке затрещало, Саша с ребятами случайно оказались рядом! Бежать, отпрашиваться у мамы, было далеко, лёд за это время мог весь и уплыть! И Саша решил сначала на всё посмотреть, а уж потом!..

А потом, уже дома, насупившись, посредине комнаты стоял! А мама, словно клещами, по одному, слово за словом - вытаскивала из него рассказ про то, что он там без нас видел – про ледоход.

Рассказывал скучно. Выяснилось, смотрел он на речку издалека! В неё ничего не бросал! А сапоги залило ему тогда, когда он от воды на целый километр уже отошёл. По малюсенькому озерцу топнул, а то, что ему там оказалось чуть ли не по пояс, узнал, когда уже провалился.

О маме Саша думал!  В первый раз, когда на речке треснуло ещё издалека. Второй – когда провалился. И - уже и про маму, и про папу вместе, – когда шагал домой.

Всё так неожиданно получилось! Дома из мальчишек не отпрашивался никто! Потому что если ледоход не увидеть сразу, то потом ещё когда?..  А заболеть он не заболеет: вода, как только в сапоги налилась, так сразу же об ноги и нагрелась.

- Хоть говори, хоть не говори… - вздохнула мама, и посадила Сашу за уроки, потому что воспитывать до бесконечности она его не может, а ей сегодня ещё нужно в магазин.

Ходить в магазин любят все. Там интересно, пахнет новым! И поэтому, как только мама засобиралась, так тут же наткнулась на меня.

А что?.. Я щупала, куртка моя высохла давно! Как и все, в магазин я тоже люблю, а сама без свежего воздуха уже с самого-самого утра.

- Что ж…- самую секундочку подумала мама. И, решив, что подышать воздухом мне нужно всё равно, сказала, чтобы я собиралась тоже.

Дорога в магазин проста: идёте в сторону правления, затем немножко вправо и - всё. Даже если вы в наш магазин шагаете впервые – не заблудитесь всё равно.

Но если, не доходя до почты, свернуть нечаянно налево, то – хочешь, не хочешь, - а обязательно выйдешь к реке. Дорога там одна, в магазин можно и позже. И, если чуточку быстрее идти, то, возможно, вам повезёт, и вы, хоть немножко, захватите ледоход.

- Ни о каком ледоходе разговора быть не может! – ответила мама. Во-первых, до речки далеко! Во-вторых – грязно! А в-третьих – с неё хватит и Саши.

А вот и нет! Что до речки, что до магазина – одинаково, мы, ещё раньше, мерили шагами! А если маме грязно по дороге, то по дороге можно не иди! А пойти рядом, лугом, по прошлогодней траве! Сапоги оботрутся, мама увидит, грязи на них не будет!

 - А и в самом деле… - сказала мама, - большой беды не будет, если одним глазком на вскрывшуюся речку взглянем и мы. А уж хорошенько рассмотреть озерко, в котором провалился Саша, мама жаждет и сама.

Речка наша обыкновенная, но хорошая. По бокам её то - кусты, то - камыши, а дно такое ровное, что купаться в ней летом приходят даже коровы! На стойло с пастухом придут, хозяйки их подоят, - и он тут же в воду – прыг!..

Ну, не «прыг…», но в воду скоренько заходят! Чтобы не держать, головы друг на друга положат! А вода между ними бежит, за бока и животы щекочет, - и им хорошо! Хорошо плещущимся невдалеке ребятам, на минутку забежавшим окунуться взрослым!..

Но это летом, а сейчас… Сейчас только весна, и вода в реке пока так холодна, что ни одна корова искупаться в ней сейчас бы не решилась. А если бы даже и собралась, ей бы всё равно никто и ни за что не разрешил.

Торопясь, проплыла одинокая льдина. – Видимо, за что-то где-то зацепилась, а теперь спешит, - предположила мама. Большой лёд сошёл ещё до обеда, а эта теперь всех остальных догоняет.

- Или сидела на мели! – придумала про льдину уже я.

- Или сидела на мели, - согласилась мама, и мы посмотрели на речку ещё.  

А про озерца Саша нисколечко не обманул: озерца были! Рыхлый серый снег на них – тоже! На одном из них, если бы мама только отпустила мою руку, я, не хуже Саши, могла бы провалиться и сама! Но мама мою руку так ни разу и не отпустила, а топнуть по ледышкам разрешила лишь там, где и воды-то под ними и нет. А дальше задул ветер, мы с мамой заспешили в магазин, потом – домой… И всё, больше на речке я ничего не делала, хотя и могла.

Дома нас с мамой уже ждали. Саша – не очень, его от нас отвлекали уроки, да и на речке он сегодня уже был. А вот папе про всё я рассказала сама. И где мы с мамой были, и какой кое-где по берегам реки ещё лёд. Рассказала про льдину, про такие интересные озерки! А когда рассказала всё, уже сама, спросила, не знает ли папа, с какого места наступает настоящее лето?

- Когда настаёт настоящее лето?..- переспрашивает папа. Сам он об этом как-то не думал. И если Галя и Рая мнение своё высказали, то самое время выяснить, что по этому поводу думает мама. Но голова у мамы оказалась занята совсем другим; мама придумывала, чем бы нас на ужин повкуснее накормить. А так как дело это непростое, то и о времени прихода настоящего лета она предлагает подумать нам самим.

- Вопрос! – пригладив волосы, сказал папа. Покосился на лежащую рядом газету, - и предложил считать начало лета со времени открытия купального сезона! Когда в водоёмах достаточно прогреется вода, и какой-нибудь смельчак первым в неё влезет.

А если кто-нибудь сезон уже открыл? А если кто-то уже влез? Потому что одного такого смельчака – и даже, может, и не одного! – я знаю!

Однажды!.. – это было в воскресенье – мы с девочками на брёвнышке сидели возле футбольного поля и смотрели, как мальчишки собираются играть в футбол. Собирались медленно: сначала надували мячик. Потом долго делились на команды. А когда всё стало хорошо, и они всё же начали, мячик тут же, как из пушки, от кого-то из них отскочил и влетел в самую гущу высоченной прошлогодней травы. Конечно, мальчишки тут же полезли его искать! И немедленно нашли один порванный сапог, один треснувший чугунок, и одно совсем чуть-чуть дырявое ведро. Мячик нашёлся тоже, но дальше играть мальчишки уже не собирались. А заткнув дыру оструганной деревяшкой, пошептались, и, забыв про футбол,  всей гурьбой быстро пошагали прочь.

С ведром мальчишки побежали за село! Там у нас поле, трава – какая захочет, такая и растёт! И – то тут, то там – нарыты норки! Нарыли их суслики, теперь в них живут! И как раз ведром мальчишки собираются подтаскивать воду, и сусликов из норок выливать.

Зачем? Затем, что летом суслики с полей воруют пшеницу! Затем, что за пойманного суслика заготовители дадут мальчишкам денег! А ещё затем, что интересно. И мы с девочками сторонкой тут же двинулись за ними, потому что одним из мальчишек был наш Саша, а ещё одним – Раин брат Петя.

Но, ни Саша, ни Петя нам не обрадовались, а даже наоборот: сказали, чтобы мы шли куда-нибудь ещё, а с собой они нас не возьмут.

Мы ответили, что выливать сусликов интересно всем, что мы только немножко!.. мы только посмотреть! Но мальчишки нас слушать не стали, а подговорились, и, чтобы мы от них только отстали и вернулись назад, припустили от нас бегом.

А только так не честно!.. И мы домой, конечно же, не повернули, а просто немножко подотстали, а сами всё равно за ними шли.

Потому что же кругом поле! Чтобы их не стало видно, а мы бы испугались, мальчишкам нужно отбежать на сто километров! А когда, запыхавшись, они наконец-то остановились, им даже пришлось возвращаться назад, потому что годную для выливания сусличью норку первыми увидели мы!

Нор в поле полно, но многие брошены. А возле нашей чернела горка свежей земли, виднелись сусличьи следы – здесь кто-то только что копал! И мальчишки со своим ведром забегали! Из оказавшейся неподалёку ямы подтаскивали воду, выливали в нору, бежали снова! И уже стали подумывать, что кое-кому пора бы уже сдаваться и вылезать! Но после десятого ведра вода в норку уходить перестала, а к ним так никто не выходил и не выходил.

Столько натаскано воды, а теперь!.. Кто-то из мальчишек сказал даже, что «он знал с самого начала, что он говорил!..»

А как же тогда следы?.. Поверить, что в норке никто не живёт, было трудно. Петя даже встал на колени! Даже свёл вокруг норы колечком руки, чтобы, неожиданно выскочив, тот, кто внутри, не сбежал! Но никто не выскакивал и не выскакивал, и мальчишки зашумели ещё громче. Кто-то говорил, что в норе никто не живёт вообще! Кто-то – что живёт, но сейчас ушёл к знакомым в гости: ведь мог он там задержаться, ведь мог?.. Кто-то – что нужно искать норку другую!..

- Тише! – поднял глаза на крикунов Петя. – Тише! Но только он их поднял, как тотчас из норки кто-то высунул голову!

- Суслик! – закричали мальчишки! – Лови!..

Петя цапнул, но суслик, глотнув воздуха, уже снова унырнул, и Петя, сведя судорожно пальцы, поймал только воздух.

- Растяпа! – возмущённо загалдели вокруг мальчишки! Вот если бы у норки караулили они!..

Петя так же громко отвечал, что если бы некоторые не лезли так к нему на спину и на голову, и так не кричали, то тогда бы и он!.. И собрался добавить что-то ещё, - как суслик высунулся снова! Ловиться, видимо, передумал, выскочил весь! И, словно настоящий скакун, бросаясь то влево, то вправо, помчался по полю! Мальчишки бросились вслед, и уже, было, его поймали! Но суслик, взмахнув  хвостиком, нырнул в запасную нору, и сколько потом мальчишки в неё не лили, больше не выходил.

Тому, что суслик сбежал, я была даже рада. Но не вслух, чтобы на меня не накричали, а про себя. Потому что хоть он и вредитель, но жалко суслика всё равно. Так же молча, со мной были согласны и Галя, и Рая. Ловить кого-то нам вдруг расхотелось, и мы втроём двинулись к давно уже своей талой водой блестевшему нам оврагу.

Какая в нём прозрачная вода, было видно издалека. Оставалось только проверить, насколько она холодна. Вода оказалась хорошей, пальцы на руках терпели, и мы вымыли ею свои сапоги.

Вслед за нами сапоги вымыли и мальчишки. Пощурились на припекающее солнце, поглазели на сверкающую воду, - и вдруг мальчик Вова хлопнув фуражкой по коленке, неожиданно сказал, что - кто как, - а он будет купаться! Сейчас. Здесь. Обвёл взглядом Сашу, Петю, всех остальных! Подождал, когда ему ответят! Но отвечать ему никто как будто и не собирался! Всем было словно всё равно! Как будто собирался Вова вовсе не купаться, а говорил про вчерашний, никому уже не нужный, дождь! Кто-то даже внимательно высматривал что-то в поле! Кто-то пытался посмотреть на солнце! Кто-то просто стоял к Вове боком! Но думали все одинаково и об одном. Ведь если Вова искупается один, то, значит, сразу станет смелым? А остальные, получается, что - нет? И «нет» не просто, а получается, что они будут ещё и трусы?  

А Вова раздевался. Медленно с себя что-нибудь снимал. Взглядывая на солнце, это что-нибудь медленно бросал в кучу. И всем было ясно, что его уже не остановить. А времени, на то, чтобы подумать, что им, мальчишкам, дальше каждому делать, оставалось всё меньше и меньше.

Сказать, что у тебя только на прошлой неделе болело горло?.. Или – что дома родители купаться не разрешали ещё никому?..

 - Девчонки всё дома расскажут! – непонятно чему вдруг обрадовавшись, выпалил кто-то, и все с надеждой повернулись к нам!

- Никому! – отчаянно замотала я головой, а девочки тоже изо всей силы замотали своими!

- А если спросят?..

- Не расскажем всё равно! – ещё раз подтвердили мы, - и наш Саша, будто нехотя, будто через силу, но тоже начал всё с себя снимать. Потому что, раз я дома ничего не расскажу, то тогда ему что…

Поначалу медленно, будто боясь друг друга обогнать, а затем всё быстрее и быстрее, за Сашей начали раздеваться и другие! А когда разделись наконец-то уже все, Вова подошёл к краю оврага, чуть ли не до шеи подтянул трусы! Сделал «топориком» руки и прыгнул! За ним немедленно попрыгали все остальные! Тут же, как поплавки, повыпрыгивали, и, не сговариваясь, с выпученными глазами быстро-быстро поплыли к берегу! Так же быстро из воды повыскакивали! И сначала начали просто дружно дрожать, а когда уже немножечко согрелись, принялись наперегонки друг другу пересказывать, как они сначала не побоялись! Как потом прыгали! Как плыли! И что в следующий раз они обязательно поплавают подольше, а сегодня им уже просто неохота.

Стало так весело! Смелыми оказались все! А когда мальчишки снова оделись, выяснилось, все до одного вокруг ужасно хотят есть! А раз все один раз уже искупались, а время, наверное, обед, то и мы ничего уже больше ждать не стали, а наперегонки припустили домой.

А про настоящее лето Саша мне потом всё объяснил. Приходит оно с окончанием занятий в школе и с наступлением летних каникул. И не знала я до сих пор об этом просто потому, что сама я в школу ещё не хожу…

Александр Петербургский

Назад