Космические войны - Рассказы Александра Петербурского
Ставроша - добрая газета для мальчиков и девочек

Если вы нашли большую гайку, а куриное перо у вас уже было, не выбрасывайте ничего! Верёвочкой  друг к другу привяжите и, раскрутив, зашвырните в небо! Увидите! – перо раскрутится и будет вертолёт.

Или – поставьте санки на лыжи, и попробуйте съехать на этом с горы! А если привязать к рогатульке  резинку, у вас будет рогатка…

И вертолёт, и санколыжи, и рогатку, про которую я знаю, но никому не скажу, придумал Саша. Мама Сашу так и называет – выдумщик! А папа добавляет – что ещё и какой… Потому что даже большой ржавый гвоздь у него уже не гвоздь, а просто чуть-чуть заржавевший старинный кинжал.

Как Саша придумывает – снаружи не видно никак: просто стоит,  просто смотрит. И вдруг – раз! -  и нам уже зачем-то нужен сто лет лежавший у сарая никому не нужный ящик.

Когда-то в этом ящике приехал от бабуси поросёнок. Приехал, вылез, начал жить у нас в сарае. А ящик!.. Длинный, с дверкой, с закрывашечной вертушкой – с тех пор так за сараем и лежал, и был. Ещё хороший, крепкий, но такой унылый и скучный, что если бы не стоявший рядом Саша, я бы уже занялась другими делами, и от ящика давно ушла! Но Саша!.. Ещё немного постояв, сходил за ломом! Подковырнув немножко, ящик приподнял! Я тут же с каждой стороны немедленно подсунула по приготовленному кирпичу, - и на поросячий домик ящик стал похож уже немного меньше. А когда мы внутри устроили места для сидения, приделали руль и одним концом приколотили к полу палку-тормоз, стало ясно и понятно, что получается автомобиль. Правда, без колёс, но ведь пока можно и на таком?..

…Или – пусть это будет подводная лодка!

- Без перископа?.. – удивился Саша! Нет, подводная лодка у нас будет потом, а пока это просто космическая ракета. И если в космос никто тут не боится, то мы сейчас на ней и полетим.

А никто вокруг в космос и не боялся! И, чтобы никто ничего не думал, я тут же из тряпочки и палки сделала для ракеты такой красивый флажок, что подошедшая мама даже поинтересовалась, по какому такому случаю наш ящик сегодня так разнаряжен?

Мы ответили, что никакой это уже не ящик, а очень даже и космическая ракета! У неё командирское кресло, тормоз, руль! Проволока сбоку – чтобы привязываться к Луне! А старая фара – чтобы светить, если поздно вернёмся. И, чтобы никто больше ракету с ящиком не путал, Саша на одном её борту угольком вывел: «Ракета», а на другом – её имя: «Восток-1».

И фара, и флажок маме понравились очень. Не понравиться ракета и не могла. А вот как мы теперь управимся ещё и с новыми для нас обязанностями космонавта? Простые обязанности у нас с Сашей были всегда, и теперь мама беспокоилась, стоит ли нас ещё и новыми нагружать.

- Стоит! Стоит! – закричали мы! И уже приготовились! Но оказалось, что настоящим космонавтом быть вовсе и не трудно! Всего лишь – утром вовремя вставать, без напоминаний умываться! Заправлять постель и по часам, без понуканий, принимать космическую пищу. Сейчас по времени космический обед, и мама как раз и проверит, насколько мы уже в космос готовы.

 И мы пошли! Помыли руки, сели, взяли ложки! И с такой скоростью принялись носить ими в рот горячие щи, что о дожидающейся нас ракете я поначалу даже и позабыла! Но Саша помнил! Ведь случись на улице даже малюсенький ураган, ни в какой космос сегодня мама могла нас и не пустить! И Саша одним глазом смотрел в тарелку, а другим следил за тем, что происходит за окном.

Глядя на встревоженного Сашу, забеспокоилась и я! Уже без аппетита возила по тарелке ложкой, и даже хотела её отложить! Но внимательный Саша тут же от окна оторвался  и сердитым шёпотом сообщил, что из-за меня задерживается вылет! И если я сейчас же всё с тарелки не доем, то никуда с ним не полечу, и что связался он со мной, наверное, зря.

 Я, тем же шёпотом, ответила, что уже наелась, и что больше космических щей я люблю космические конфеты! Но мама мой шёпот услышала и сказала, что конфеты – это не еда.

Если конфеты не еда, то тогда они что?..- тут же хотела спросить я! Но Саша так на меня взглянул, что спрашивать я передумала, а мы с ним быстренько доели и бросились одеваться.

Бури на улице не было, но и взлететь немедленно мы ещё тоже не могли. Оказалось - наверху полным полно космических разбойников, а на ракете никакого оружия и нет! Взять с собой наше с Сашей деревянное ружьё? Но из него хорошо стрелять по львам и тиграм, а до разбойничьей ракеты оно может и не дострелить! Хорошо бы нам пушку!.. Но на пушку у нас ничего не нашлось. Нашлась только палка для очень крупнокалиберного пулемёта, а десять штук гранат мы налепили из снега.

Товарищ Гагарин! – когда всё было готово, а мы, прижав к бокам руки, застыли у ракеты, торжественно доложил Саша! – Самочувствие отличное! Саша и Таня к полёту готовы! Командир ракеты – Саша!

- Взлёт разрешаю! К посадке приступить! – Сашиным же голосом последовал ответ, и мы, задраив за собой дверку-люк, влезли вовнутрь и заняли свои места!

– Ключ на старт! – продолжал командовать Саша! – Левый двигатель включить!

А так как сам он слева и сидел, то тут же, как сердитый мотоцикл и затрещал!

– Правый!..- крикнул он уже мне! Я тоже загудела, заколотилась о стенку боком и плечом! А тем временем Саша начал обратный отсчёт:

- Пять!.. Четыре!..- едва перекрикивая двигатели, считал он! – Три!.. Два!.. Один!..

А когда не стало слышно ничего уже совсем, выкрикнул: «Поехали!..» - и наша ракета, натужно взвывая и сотрясаясь досками, набирая скорость, помчалась прочь от Земли.

- Я Восток! Я Восток! – через некоторое время доложил на Землю Саша, - полёт проходит хорошо! Двигатели работают нормально! – и сердито покосился на меня, потому что я в это время как раз набирала в живот новый воздух  и не гудела! Но скорость-то была уже набрана, мы летели! Мимо звёзд, мимо разных других ракет, мимо всех остальных! Выть без остановки было уже не нужно, а раз можно уже было говорить, то мы с Сашей тут же и решили, что он у нас будет Гагарин, а я буду Титов.

И что летать вдвоём, конечно же, интереснее. Когда станет скучно, есть с кем поговорить.  Вдвоём можно не беспокоиться, если на улице стемнеет, а из-за соседней звезды начнут вдруг выглядывать космические разбойники. И даже если вы и на Земле, вдвоём всегда всё делать лучше.   

- Вижу вражескую ракету! – хорошенько вглядевшись в космос через нашу подзорную трубу из трубки старого насоса вдруг закричал Саша!

- Где?.. Где?..- завертела я головой!

- Да вон же, вон!..- показывал мне пальцем он, но без подзорной трубы мне было не видно, и я верила ему просто так!

- Захожу на боевой курс! Приготовиться к атаке! По врагам – огонь! – И, отложив трубу, вцепился в пулемёт.  

- Та-та-та-та-та!..- оглушительно строчил он! – Кх!.. Кх!.. Кх!..- перебивая пулемёт, из Сашиного деревянного пистолета сквозь щель в стене стреляла я! Засвистели пули! «Ура!..» - кричала я! «Вперёд!» - кричал Саша!

И мы стреляли, стреляли, а враги всё не отступали и не отступали! А тут ещё неожиданно замолчал наш пулемёт!   

- Патроны!.. Патроны!.. – не отрывая глаз от прицела, отчаянно тянул ко мне руку Саша! И я как будто их ему дала, и он вновь застрочил.

Такие попались упрямые враги! И лезли, и лезли, и лезли! И только когда пулемёт был перезаряжен уже в третий раз, атака, наконец, была отбита.

Мы как будто бы отёрли со лбов солёный пот! – Его всегда полагается отирать после боя. - Не откладывая, как будто почистили пулемёт и пистолет. А когда оружие заблестело, Саша вновь схватился за подзорную трубу, а я, приникнув к щели в стене ракеты, принялась вглядываться в космос своим простым невооружённым глазом.

Всё вокруг было так хорошо, всё вокруг было так видно! Вон – пробежала космическая собака! Через дыру в носу ракеты заглянул в ракету космический воробей! С тропинки на наш космический корабль таращила удивлённые глаза космическая кошка! Но тут, когда никто не ожидал, ракета на полном ходу влетела во что-то белое, и сразу не видно стало ничего.

- Малый ход! – резко потянув на себя ручку тормоза, тотчас скомандовал Саша! – Видимость – ноль, идём по приборам!

Оказалось – мы врезались в скопление астероидов! Кружились вокруг - как будто бы - большущие снежинки! Стеной валил – как будто бы – снег! Но это были астероиды, Саша про них читал в журнале «Пионер»! И мы, напряжённо вглядываясь во всё больше и больше сгущавшуюся пелену, навострив уши, шажочком, шажочком через них побрели.    

Где-то в стороне проплыл Сатурн. В книжке у него такие красивые кольца! Незаметненько проскочил мимо красный Марс. Промелькнула даже одна комета! А мы, как старенькая лошадь, всё плелись, плелись. Почти на ощупь. И неизвестно кто в любую секунду мог выскочить нам наперерез.

Но ничего не случилось. Облако из астероидов поредело, затем рассеялось вовсе! И мы, загудев двигателями, снова понеслись так, что засвистело в ушах!

Снова замелькали звёзды! Прошмыгнула и пропала вдали вражеская ракета! И только Луна: так подвешенным нами на носу ракеты резиновым мячиком и маячила, и приближаться всё не хотела и не хотела.

Нужно было уже срочно что-то делать! Нам ещё нужно было вернуться! И, чтобы прибавилась скорость, мы решили облегчить ракету и для этого сбросить балласт. А так как никакого балласта вначале у нас не было, а сбросить что-то нужно было всё равно, мы договорились, что пусть балластом сегодня у нас будут наши снежные гранаты! Тут же за борт их через ракетную дверку побросали, и в одну секунду доскочили до Луны.  

Как устроена Луна – я знаю, видела в учебнике у Саши. На ней там горы, Лунные моря. Тут и там, словно кляксы, большие и маленькие кратеры!

А как их делают – я догадалась сама. Берёте камешек! Идёте с ним на дорогу, и в пушистую пыль его нарочно там  роняете.

Или – в грязь.

Для кратера побольше берёте камешек с гору. На ракете затаскиваете его повыше и – тоже – в пыль или в грязь.

Моря у них морями только называются, они без рыб, без воды - в них только пыль. Пыль, пусть и Лунную, собирать на себя мама нам запрещает. Да и горючего у нас осталось только на обратную дорогу.  И поэтому прилуняться мы не стали, а ещё немножко покружились! Но, как ни вглядывались вниз, руками нам оттуда так никто и не помахал – видно, у них там уже наступила ночь, - и двинулись домой.

На Земле было хорошо. На Земле было дома…

Скрипел под ногами наш снег. Сквозь редкие снежинки желтела снова далёкая Луна…

Уходить не хотелось. Но тут включилась рация, и от крыльца, маминым голосом пригласила нас по случаю благополучного прибытия на торжественный ужин. А так как космическую дисциплину нам никто не отменял, то мы закрыли космолёт на запирный вертушок и пошли…

Александр Петербургский

Назад