Кругосветка - Рассказы Александра Петербурского
Ставроша - добрая газета для мальчиков и девочек

Про старый сарай за мастерскими знают все. Кто хочет – здесь играет в «прятки», кто – в войну… Вокруг него ещё такие лопухи!.. С проваленной крышей, давно уже неновый, но он такой, что каждый, кто умеет ходить, обязательно возле него уже был.

Крышу ему – не думайте  – не мы! И ворота: ворота у сарая отвалились сами! Никто их даже и не трогал: сразу обе створки! А мальчишки их на наше маленькое море только принесли.

Принесли, опустили на воду, и ворота немедленно превратились в два отличных плота.

Потому что мальчишкам ещё чего?..  Лето идёт. Речка в русло всё не входит и не входит – такого затянувшегося природного безобразия не припомнит даже мама! А море стоит! Мальчишки о его неглубокое дно ободрали уже все свои животы! И если так и будет дальше, то плавать по-настоящему они разучатся уже скоро и до конца.

А плоты?.. Плоты оказались хорошие. Ни капельки не тонули. Не опрокидывались и тогда, когда их даже нарочно хотели перевернуть. Послушно плыли туда, куда их, отталкиваясь палками от дна, гнали  мальчишки. Были ничуть не хуже настоящих кораблей, мальчишкам оставалось только выяснить, который из них быстрей. И они, немедленно разделившись на две команды, взмахнули палками, и изо всех своих сил понеслись.

Стало так интересно! Полетели брызги, забурлила вода! И первые три метра никто никого не обгонял! Но только плоты домчались до куста и повернули назад, как один из них вдруг за что-то снизу зацепился - и с разгона встал.  

-Давай!..- кричали мы и бегали по берегу: - Давай!..

Но плот стоял! Другой на огромной скорости проносился мимо, а этот стоял: как вкопанный! А так было нельзя!.. И мальчишки из его команды быстренько попрыгали в воду, дружно упёрлись! И так растолкались, что в берег плоты въехали разом нос в нос, и получилось, что никто из них не победил.

- Не честно!..- кричали одни! Толкать руками легче!                                                   

- Но и то, что мель эта откуда-то взялась, не виноват тоже никто! – кричали другие! Кто-то даже предложил гонку переплавать! Но, ещё немножко покричав, следующие гонки мальчишки решили  всё же отложить. А вместо них взять и, сейчас же, устроить водный таран.

Таран устраивается легко: нужно только друг от друга отплыть, повернуться друг к другу носами! А затем, на встречных курсах разогнавшись, треснуться плотами так, чтобы один из них обязательно пошёл ко дну, а другой бы, конечно же, победил.

Но не так всё просто оказалось и с тараном. И дело было вовсе не в мальчишках, как раз они-то делали всё правильно: расплылись, развернулись! Плоты со страшной скоростью полетели навстречу друг другу! Влепились носами так, что обе их команды чуть не послетали в воду! Но ни один из них тонуть даже и не подумал. Оба были из дерева, и никто из них, как это полагается при таране, так ко дну и не пошёл.

Получилось какое-то безобразие! Мальчишки даже растерялись! А затем – раз всё так!.. раз ничего не понятно с тараном!..- побросали палки, и, загребая ладошками воду, стали ею  друг в друга плескать! Хохотать! И подняли такую водяную бучу, что стоять и смотреть, как они поливают друг друга, остальным стало просто уже невозможно! И все мы – и девочки, и маленькие мальчишки – немедленно вбежали в воду и изо всей силы принялись им помогать.

Стало так весело и хорошо! Мы плескали на них, они плескали на нас и друг в друга! А когда от нашей помощи мальчишкам стало просто нечем дышать, и они сбежали на берег, на плоты полезли уже мы. Стали по ним бегать! Старательно, как только могли, с боку на бок раскачивать! И хотя плоты переваливались под нами лишь слегка, но – всё равно!.. Так что когда сидевшие на берегу мальчишки что-то удумали снова, плоты их отошли от берега уже почти на целый метр, а мы на них чуть было не уплыли в открытое море.

Плоты им понадобились для того, чтобы отправиться на них в путешествие! Да не в простое, чтобы только туда и снова сюда, а в самую что ни на есть кругосветку! Вот прямо сейчас сядут и вокруг займища поплывут! Наоткрывают кучу неизвестных островов, назовут их своими именами! И ни злые пираты, ни страшные штормы им не страшны.

Про пиратов я немножко знаю. Их, одноглазых, с саблями и пистолетами всё время рисует Саша. А шторм у нас нарисован в клубе на картине «Девятый вал». Там люди на бревне! Восемь волн через них уже прокатилось! Чтобы наконец-то их смыть, накатывается девятая, - и теперь они не знают…

 А займище?.. Займище – это, наверное, лес.

Или – его кусочек! Небольшой. Прямо у села стоит! Но под деревьями там не трава, а лохматые болотные кочки и вода. Сыро в займище всегда, даже когда вода уходит с луга. И поэтому пройти по займищу можно только в болотных сапогах, или же просто босиком.

 Летом в займище гнездятся разные птицы! Живут блестящие ужи, обязательно - кто-нибудь ещё!  Так что когда мальчишки заявили, что они вокруг всего этого сейчас поплывут, я тут же сказала, что хочу с ними тоже! Сама я нетяжёлая, грести руками умею хорошо! А если встретятся пираты и на нас нападут, могу поцарапать их так, что они сразу узнают!.. А если я останусь здесь, а Саша уплывёт без меня, то что я скажу дома? Что Саша уплыл в кругосветное путешествие, вернётся неизвестно когда, а я на берегу осталась одна?!. Меня нужно было обязательно брать! Так что когда Саша громко прокричал, что «объявляется кругосветное путешествие», а мальчишки дружно принялись отталкиваться палками, я уже сидела на плоту и внимательно смотрела вперёд.

По чуть-чуть, понемножечку отступил берег, заструилась, защекотала опущенную вниз ладошку вода. Выпутавшись из кустов, налетел ветерок.

- Попутный…- определил Саша, обмакнув в воду указательный палец, а затем воткнув его в небо. И это было хорошо, потому что каждый из мальчишек отпущен был с условием, что к вечеру дома будет как штык. А если не будет!..

Малюсенькими волнами  рябила вода. Непроницаемой стеной наплывало займище, которое мы собирались оплыть. И, вспомнив об оставшихся дома родных, мальчишки ещё старательнее налегли на шесты, так как впереди нас ждал нелёгкий путь, и всем без слов было понятно, что обратного пути у нас нет.

- Почему?..- немедленно оглянулась я за спину!

- Потому! – ответил Саша, - что в кругосветном путешествии плыть можно только вперёд! Потому что кругосветное путешествие – это совсем не то, как если бы все мы пошли в поле или же в лес! В кругосветном путешествии никто не скачет, не горланит, во всю глотку не кричит! А храбро стоит на плоту и, осторожно отталкиваясь от дна, продвигается вперёд в ещё неизведанную даль.

Вот кто, к примеру, ему скажет, что у нас сейчас по правому борту?

Мы посмотрели направо и сказали, что справа у нас простые деревья, а мальчик Вова добавил, что они, наверное, ольха!

- А как они должны называться, когда мы в кругосветке? – снова спросил Саша, и сам же и ответил: - В кругосветном путешествии все деревья называются джунглями! - Саша про это читал, а кто ему не верит, тот пусть посмотрит в книжке сам.

Все закричали, что про джунгли они давным-давно знали и сами, просто Саша первым об этом вспомнил!..

- И про то, какие в джунглях большущие змеи и звери, все знают тоже? – не унимался Саша. Спросил в полголоса, негромко, но услышали его все. И если до этого деревья джунглями были как-то не очень, то теперь все вдруг заоглядывались, заозирались. А Раин брат Петя с робкой надеждой в голосе сказал, что в тех джунглях – конечно… А в наших… В наших диких зверей, наверное, нет. Им у нас было бы просто мокро ходить! Дикие обезьяны на деревьях жить бы могли, но страшные звери…

- А огромные, проглатывающие людей змеи, скажешь, на наших деревьях жить не могут? – тут же спросил его Саша! – Или им нужно обязательно ползать по земле?

- Про это в учебнике ничего нет…- севшим голосом сказал Миша: он тоже читал!..

- И что, что не написано, – возразил Саша. – Может, они пока просто никем не открыты, а сами давно уже ждут нас за кочкой!

- За какой? – крутнулась я!

- Да хотя бы и за этой! – ткнул Саша палкой в оказавшийся рядом лохматый бугор, - и тут же, ни секундочки не подождав, из-за кочки высунула голову огромная змея! Чёрная, блестящая - точь-в-точь такая, про какую рассказывал Саша! С жёлтыми пятнами на местах, где у неё были щёки, своими сердитыми глазками на нас смотрела! А через огромные зубы быстро-быстро то высовывался, то убирался страшный раздвоенный язык.

…Выбирая, с кого бы начать, не двигалась змея! Не шевелились мы! Но никого на этот раз змея проглатывать не стала. А ещё раз внимательно нас осмотрев, и хорошенечко запомнив, извиваясь, уплыла.

- Уж…- прошептал кто-то первым ей вслед.

- Уж! Уж! – тут же загалдели все остальные! Перебивая друг друга, закричали, что они просто не говорили, но   узнали-то его сразу! Что, никого, кроме лягушек, уж не ест! А бояться его могут разве что только девчонки и очень маленькие мальчишки, которых в кругосветные путешествия обычно не берут.

- А кто же тогда в самом начале так закричал? – спросила я. На что мальчишки сказали, что они-то не кричали  - точно! Что они: ужа не видели, что ли? Они ужей этих видели целыми кучами!

Но кто же тогда всё-таки кричал? И если на одном плоту это могла сделать я, то кто тогда кричал на другом?

- Эхо! – немного подумав, ответили мальчишки: эхо ведь бывает? За другой плот кричало эхо! И поскорее, пока я не спросила о чём-нибудь ещё, от нас оттолкнулись. И мы, внимательно вглядываясь в каждый наплывающий куст, осторожно двинулись дальше. Потому что в этих джунглях произойти могло всё. В любую секунду из них мог вылезти неизвестно кто, - и один такой грустный случай уже был! Правда, давно, но однажды в таком путешествии одного дяденьку съели! Подумали, что он съедобный - и всё!.. Саша даже помнит, как того дяденьку звали: Джеймс Кук.

И если съели взрослого дядьку, то, что же тогда могло произойти и с нами – пусть даже и с одним? Пусть остальные даже и убегут?.. Думать о своей съедобности от чего-то было даже и обидно! Но и не думать об этом не получалось тоже никак – ведь в любой момент могли на нас могли напасть снова!

И на нас напали.

Сначала как будто бы даже и – нет! Сначала мы просто уткнулись как будто бы в кочку! Но из-под свисающей с неё прошлогодней травы на нас смотрели два таких злых-презлых глаза, что сразу стало ясно и понятно, что кочка эта вовсе и не просто, а спрятавший под ней свою голову огромный великан.

Не дожидаясь, пока он вылезет весь, мы немедленно начали грести в обратную сторону! А великан, страшно засверкав жёлтыми глазами, сначала зашипел, затем крякнул, и, громко захлопав крыльями, улетел прочь.

И снова мальчишки не испугались даже и ни чуть! Только от неожиданности пригнулись, и тут же заявили, что уж уток-то они повидали полным-полно, - потому что это оказалась утка!

- А сказка про Кота в сапогах?!.- напомнила им я. Ведь если там великан смог превратиться даже во льва, то уж в утку он, наверное, тоже, запросто, сможет?

Про Кота в сапогах мальчишки в своём детстве читали тоже. Великан там мог: и в мышонка, и во льва!.. Но, когда мы с двух сторон за кочку осторожно заглянули, стало сразу ясно и понятно, что великан здесь всё же жить не мог. За кочкой оказалось простое с утиными яичками гнездо, а если бы ещё и великан… то он бы просто их передавил. А раз это просто яички, из которых, скоро уже, вылупятся утята, то и мы: гнездо трогать не стали, а аккуратно оттолкнулись и заспешили вокруг займища дальше.

В джунглях оказалось столько народу! Выставив над водой глаза, наблюдали за нами лягушки. Звенели комары. Высматривая добычу, кружил в небе коршун!

 А вот зимой займище на джунгли не похоже ничуть. Вместо воды в займище лёд. Деревья голые, без листьев. Без листьев тут весело и светло. А между вмёрзших кочек - кто на санках, кто на коньках, а кто и на валенках - катаемся мы.

По льду мы займище наше обошли бы вокруг уже, наверное, сто раз! Но это зимой, а сейчас мы плыли. Плыть оказалось дольше настолько, что я уже, кажется, как будто, даже чуточку проголодалась. Островов, даже малюсеньких, которые хоть как-то можно было назвать, нам так не и повстречалось. Кочкам, что медленно проплывали мимо, дать своё имя так никто и не захотел, и, налегая на палки, мальчишки упорно гнали плоты вперёд.

А когда до конца путешествия оставалось совсем немного. Когда стало слышно, как рычит на дороге мотором машина, как где-то горланит петух, а из-за деревьев показались уже первые дома – на нас, в который уже раз, напали снова.

Не утка, не уж, не пираты, а самый настоящий зверь. Сидел на берегу, ждал! Но только из-за кустов показались мы, немедленно заулыбался, и, разбрызгивая лапами воду, бросился навстречу нам.

Потом-то зверь оказался Петиной собакой: соскучилась дома, и пришла его встречать. А тогда!.. Принялась возле нас суетиться, весело облаивать! А затем вместе со всеми нами выбралась на берег и так своей шкурой встряхнулась, что забрызгала всех, даже тех, кто этого и не хотел. Не нарочно, собаки так делают всегда  – на неё даже никто не обиделся! А мы вытащили на берег плоты, ещё немножко постояли. И, чуточку обсохнув, побежали рассказывать мамам и папам про то, где мы были, что видели, и кто и сколько раз на нас сегодня нападал…

Назад