Плюс Восьмое марта - Сказочки-рассказочки
Ставроша - добрая газета для мальчиков и девочек

Отрывок

Новенького звали Лёня, фамилия у него была Цветков. Он появился в третьем «Б» в самом начале декабря.

С каждым днём посещения класса маль­чишки относились к нему всё хуже и хуже, в то время как девчонки всё больше и боль­ше обращали на него внимание.

Цветков всем девчонкам говорил «вы». Нико­го из них не называл Веркой, Катькой или Лизкой, а если обращался, то говорил: Вера, Катя, Лиза. Он не дёргал девочек за волосы и не делал им подножки на переменах. Если какая из них роняла на пол учебники или тетрадку,  он поднимал.  Если на перемене к нему подходила девочка, а он сидел за партой, то обязательно вскакивал и вёл разго­вор стоя. В дверях он сначала пропускал де­вочку, затем уже проходил сам. В раздевалке обязательно подавал ей пальто.

Конечно, в третьем «Б» и без Цветкова были вежливые ребята. Один из них тоже мог поднять книгу, выпавшую из рук девоч­ки. Другой — мог пропустить её впереди себя в дверях. Третий мог уступить место в трамвае. Четвёртый мог подать пальто. Пя­тый мог первым поздороваться. Шестой мог за целый день произнести раза три «спа­сибо». Но чтобы всё это делал один человек, ежедневно и без перерыва,— такого в треть­ем «Б» ещё не было.

При этом лицо Цветкова ещё светилось какой-то радостью, словно он от этого всего испытывал наслаждение и удовольствие. Вот Коля Бузыкин, например, всегда злился, когда ему приходилось совершить что-ни­будь вежливое. Если в трамвай входила ста­рушка и останавливалась возле места, на ко­тором он сидел,— это было просто каким-то несчастьем. Как будто не могла стать возле кого другого! Как будто не могла остановить­ся вон возле того мальчишки. Тоже ведь си­дит, как и он...

Но разговор у нас не о Бузыкине, разговор о Цветкове.

Итак, во всём поведении Леонида Цветко­ва было что-то загадочное, и даже таинствен­ное, и даже сверхъестественное. И класс — не весь, конечно, класс, а его мужская поло­вина — потерял и покой, и равновесие и ре­шил эту загадку разгадать.

— Надо проверить,— сказал всё тот же Коля Бузыкин,— как этот Цветков ведёт себя дома... А то ведь вы знаете, я в школе тоже считаюсь вежливым человеком. Но дома...

Действительно, в школе Бузыкин был на  хорошем  счету  и даже  слыл  тихоней. Зато дома он только и делал, что ходил на голове и творил бог знает что.

— Вот ты и возьмись за это дело,— сказал Женя Филимонов Бузыкину.— Войди к нему в доверие и напросись в гости...

Итак, Бузыкина напутствовали словами:

—  Рассекретить этого Цветкова и приве­сти к общему знаменателю! И чтобы не вы­делялся!

—  Будет сделано! — сказал Бузыкин.

И после уроков направился в гости к Лёне...

На другой день на первой же перемене мужская половина третьего «Б» окружила Бузыкина тесным кольцом в углу коридора.

—   Рассказывай! — потребовали ребята почти в один голос.

— Рассказывай! — передразнил их Бузы­кин.— И за большую перемену всего не рас­скажешь. Чур — после уроков на пустыре...

За школой на пустыре, как и было договорено, после уроков собралась гвардия третьего «Б» в полном составе. За исключени­ем, конечно, Лёни Цветкова.

Бузыкин, и сегодня ещё переутомлённый вчерашним поручением, тяжело вздохнул и начал рассказывать. Сначала про квартиру. Что, мол, когда он вошёл в квартиру Лёни Цветкова, он сразу и не понял, куда это во­шёл. Квартира напоминала спортивный зал, в который втиснули библиотеку. Или наобо­рот: квартира напоминала библиотеку, в ко­торую втиснули спортивный зал!

—  Конечно,— перебил Бузыкина Игорь Макеев,— если железного здоровья не будет, разве можно стать таким, как Цветков! То уступи место, то подними, то встань, то при­неси, то подвинься... И так целый день!.. И пищей особой, наверно, надо питаться?

—  И без книг, без полного собрания всех сочинений тоже таким, как он, не станешь,— вторил ему Петя Кириллов.

—  Но главное, у него оказалось дома це­лых четыре сестры! — продолжал Бузыкин.

—  Теперь вам понятно, на ком он трени­руется с утра до вечера? — спросил Вадим Вагин.

—  Ну да! Тренируется! — возразил Костя Макаров.— С сёстрами-то он дома, наверно, дерётся с утра до вечера! Я, например, со сво­ими дерусь очень даже часто! Бузыкин, драл­ся Цветков с сестрами?

—  Как же! — ответил Коля.— Он с ними так же, как с нашими девчонками обращает­ся...

— А чего же они делали дома-то? — спро­сил Игорь Макеев.

— Что делали? Разговаривали все вместе. Кроссворды разгадывали тоже все вместе. Книгу вместе читали. Телевизор тоже вместе смотрели...

Итак, из слов Бузыкина выяснилось, что Лёня Цветков и дома ведёт себя, как в шко­ле. И к родным сестрам относится, как к одноклассницам. Вернее наоборот — к дев­чонкам в классе он относится так же, как к родным сестрам...

Бузыкин только не стал рассказывать о том, что он звонил своей маме раза два и просил разрешения ещё побыть у Цветко­вых: так ему у них понравилось… 

Валерий Медведев

Назад